8

Сын зажиточных господ из провинции приехал покорять столицу.
Комнаты он снял знатные у известной мадам. Нанял модельера, и дня 4 провел в выборе тканей, фасонов, шляп. Даже стеллажи прикупил сразу с модной литературой, особо не читая названий произведений.
И вот когда комнаты были обставлены, тело укутано слоями тканей самых разных расцветок, молодой человек сел на кожаный диван, что стоял у окна с видом на площадь Тщеславия и понял: скучно. Показать свое величие было некому.
Тогда он спросил у мадам, как же молодежь у них тут развлекается, как друзья находятся?
Мадам ответила, что в клубах. Клубы были разных тематических направлений и услуг.
– «Жареный петух». Думаю, тебе именно он подойдет. Там собираются приезжие, подают домашнюю кухню по рецептам окрестностей, наливают живое пиво, выступает кордебалет упитанных, розовощеких девиц за 20, ближе к ночи можно поучаствовать в массовых драках с матом. Для слабонервных, но охочих до гениталий, есть дискуссионный кружок с плакатами женской груди, – оживленно рассказывала  мадам. А еще там можно хамить официантам за отдельную плату.
– Нет. Мне хватило этого на родине, и за меньшие деньги, – отвечал постоялец.
– Есть у нас и «Инва-бар». Что-то типа кунсткамеры. Там на сцену выпускают генетических уродов, безруких, безногих, беспомощных слепых, косых клоунов, которые жонглируют абортными эмбрионами. Клуб специально для увеселения граждан без уродств и болезней. Для поднятия самооценки, так сказать. Там подают коктейли и блюда идеальных форм и пропорций. Официантки – клонированные модели красавиц и порно-актрис прошлого. Идеальные. Не изнашиваются, всегда улыбаются, и дают за отдельную плату. Правда, случай был недавно. Ошибка производства. Одна клонированная модель автоматически откусила член клиенту. Тот умер от потери крови. Владелец бара заплатил положенный штраф, предприятие «Клон-интертеймент» прошло, за взятку, все проверки, и предприятия продолжают работать в налаженном режиме.
– Эти уроды со сцены могут быть непредсказуемыми. Не хочу, чтобы на меня прыгнул одноглазый клоун, как бы эти модели не будоражили мой мозг, – улыбаясь, ответил молодой человек. А что-то высокоинтеллектуальное у вас есть? Ведь, ходят, я же видел, парни и девушки с умными лицами на улицах. У них еще мода на очки с оправами из панцирей черепах. Хочу с ними подружиться. Нравится мне невозмутимый их весь вид.
– А. Эти…, – ухмыльнулась чему-то мадам. Да. Они все околачиваются в пабе «8». Никто не знает, кто хозяин того места. Власти недовольны самим существованием паба, но не закрывают его. Там все очень странно. Много несчастных случаев, люди пропадают. А те, невозмутимые – везунчики, завсегдатаи «8-ки». Как им удается и удовольствие там получить, и не пропасть – загадка. А спрашиваешь, – начинают философские разговоры разговаривать. Пытаешься вникнуть – мозг закипает. Лучше их не трогать.
– Хм. Им должна быть интересна моя подборка книг… Надо бы прочесть парочку, – почесал затылок сын богатых господ из провинции. А где эта «8-ка» находится? Дайте-ка мне адрес. Сегодня вечером загляну туда. Хочу в элиту.
– Твой выбор, конечно, – владелица комнат взяла лист и перо. Она написала парню адрес.
– Околоплодная восемь, – молодой человек, пыхтя, забрался в открытую карету, и назвал адрес извозчику.
Извозчик пробурчал что-то, и они тронулись.
Была ночь. Вся Околоплодная улица освещалась зеленым светом фонарей.
Зажиточного молодого человека больше всего поразила луна. Она тоже была зеленого цвета, и неестественно висела в воздухе прямо у входа в паб «8». Казалось – рукой до нее достать можно. Но это только казалось.
Когда парень неуклюже слазил с помоста кареты, его взгляд привлек внимание знак напротив паба – «Дорогу не переходить. Воспользуйтесь обходным».
– Вот, уж, интеллектуалы чертовы, – хмыкнул он, и нырнул за толпой смеющихся молодых людей в очках из черепашьего панциря.
Паб «8» находился в подвальном помещении. Наш герой ожидал увидеть большее, но все там было из дерева: стены, столы, барная стойка и пустая клетка над ней. Внимания заслуживала только кукла, сидящая на барной стойке возле бутылки с абсентом.
Кукла была на механике. Большущие голубые глаза с длинными ресницами беспрерывно хлопали, розовый рот, в такт глазам, открывался-закрывался и противно скрипел скреплениями. На нее было надето розовое кружевное платье, испачканное пылью. Кукла постоянно повторяла стишок: «Я неповторима, я неотразима. Я такая разная – красиво-безобразная». После стишка она делала «хи-хи», и дальше повторяла  свои рифмо-строки.
Все столики в баре были заняты, помещение освещалось мягким светом бутылочных ламп. На сцене, неподалеку от барной стойки, пела голограмма Ларисы Долиной. Бармен, похожий на Гитлера, только без усов, творил чудные коктейли, все они были ярких цветов: красные, неоновые, фиалковые…
Молодой человек решил найти себе место, а заодно и завести знакомство с интеллектуальной столичной молодежью. Он подошел к столику, где сидела и что-то читала со свитка блондинка в очках с красной оправой из черепахового панциря.
– Простите, возле Вас можно присесть, – вопрошал, пытался казаться воспитанным, но выглядевший вычурно, сын богатых господ.
Девушка лишь на миг подняла на него свои глаза, и пробурчала, – пожалуйста, только не отвлекайте меня.
Богачу это показалось наглым, невоспитанным поступком.
– И как Вас только сюда пускают? Он на тон повысил голос.
– А сюда только таких и пускают, – ответила девушка.
– Ну, как же? А воспитанность где? Мне рекомендовали это место, как клуб для особых, развитых, умных молодых людей.
– Я могла бы просто кивнуть, Вы бы присели, и начали заводить со мной знакомство. Мы бы долго говорили ни о чем, просто из вежливости. А я ценю свое время, поэтому сразу попросила Вас не тратить мое время, за счет вашего. Бесполезный был бы обмен.
Подумав, что девушка не в себе, молодой человек развернулся и пошел сразу к барной стойке. Там были свободны 3 высоких стула.
Он сел.  Бармен, не глядя на клиента, сунул тому коктейльную карту.
Названия напитков были незамысловатыми. Настолько незамысловатыми, что парень решил, что его обманули, и этот паб – глупая забегаловка. Да и голограмма Долиной с очень старой песней про погоду в доме навевала тоску.
Он решил выпить порцию чего-нибудь и уйти восвояси, в «Инва-бар». Клоны-роботы казались сговорчивее, им не надо было что-то доказывать.
Из всего перечисленного в карте,  выбрал коктейль «Одиночество». Название очень кстати подходило к ситуации, цена была смешной, а количество миллилитров обещало качественное расслабление.
– Сообразите, пожалуйста, вот эти 500 миллилитров «Одиночества», – попросил он бармена.
– А Вы – истинный ценитель одиночества? Бармен строго смотрел на нового клиента.
– Да, впервые слышу о таком коктейле, но сейчас я одинок, как никогда, поэтому – наливайте. Попробую изнутри, – гордо ответил клиент.
– Ну, как знаете. Выбор за Вами. Бармен собрал 5 бутылок, и начал смешивать жидкости.
Коктейль получился черным с золотыми вкраплениями, похожими на шарики ртути.
– Он пьется без помощи трубочки. И Вы обязаны выпить до дна. Иначе – не выйдете отсюда, – бармен подмигнул молодому человеку.
Старые часы над стойкой прокукали час ночи, кукла назойливо хрипела, Долина несгибаемо маячила голограммой.
Кивнув головой на незамысловатую шутку, и полностью уверившись в скором уходе из «8-ки», парень отпил глоток напитка.
На вкус – ничего особенного. Горчинка не была доминирующей, привкус постепенно менялся на сладкий.
По мере убывания жидкости, она становилась все слаще. Молодой человек пытался понять – что он ощущает. Он чувствовал себя пустым, окружающие звуки исчезли, паб стал темным и тоже пустым. Дико хотелось услышать, хотя бы Долину, но ничего не происходило. Абсолютно ничего. Вдруг ему стало страшно.  И тошно от сладкого привкуса во рту. Парень попытался оторвать губы от бокала, но они прилипли. Оторвать можно было только с мясом своих губ. Отчего-то он это знал. От отчаяния он завыл в емкость с черной гущей. Золотые вкрапления подмигивали, и казалось, хихикали, только клиент не слышал. Ни-че-го.
Шли секунды, минуты, выть парень уже не мог. Немой крик.
Ко всему этому ужасу, коктейль в бокале начал кипеть, бокал обжигал руки.
Парень принял очередное решение этой ночи – таки до дна. Он зубами стиснул ободок емкости и залпом влил остатки жидкости. Ожидал, что обожжет внутренности, но пустота. Она нарастала в нем и этот вакуум разрывал. Больно было от треска тканей плоти.
Сколько это длилось на самом деле, молодой человек не понял. Когда бокал оказался пуст, вдруг, он снова увидел паб, услышал куклу и Долину. На него никто не смотрел. На часах было 1 час 15 минут. Кукла истошно запищала, бармен взял ее за ногу, ударил о стойку, она вспомнила свой смех и стих: «Я неповторима, я неотразима. Я такая разная – красиво-безобразная».
– Ну, как – твое? Бармен садистски ухмыльнулся.
-Нннет, – дрожащим голосом ответил клиент, сползая со стула.
– Не зная состава – не пей, – спокойно посоветовал алко-повар.
В голове у молодого господина мелькала одна мысль – бежать. Как можно скорее. И пожаловаться властям. Обязательно. Непозволительно это – над людьми так шутить.
Он встал и спотыкаясь, натыкаясь на столики, людей, побежал к выходу.
Бармен вдогонку крикнул: выбор всегда за Вами, заходите к нам еще! И Вы очки заработали, сегодня у нас акция! Вам положены с серой оправой из черепахового панциря!
Только не хотел молодой человек уже очков этих, элиты. Он хотел к людям. Своим, родным, понятным и доступным.
Ноги вынесли его из бара. Напротив – через дорогу стоял извозчик. Он ринулся к нему. Но не успел. Его сбил олень, который несся по дороге. Сбил насмерть.
«Дорогу не переходить. Воспользуйтесь обходным», – мигал знак у паба «8»